Ошибка выполнения запроса! - Duplicate entry '154880848' for key 'PRIMARY'
Хабаровск Православный | Паломничество, как путь обретения веры
Хабаровск православный Журнал Образ и подобие Паломничество, как путь обретения веры

Паломничество, как путь обретения веры

"Образ и подобие": Год литературы

21.01.2016

«Учитель приходит, когда готов ученик»

В этом году в Москве вышло уникальное по своей сути издание: "Паломническая проза 1800 - 1860 годов. Священное пространство, история, человек". Автор монографии - Ольга Александрова-Осокина, доктор филологических наук, профессор кафедры литературы и журналистики педагогического института ТОГУ.  Она немного рассказала нам о своем труде.

- Ольга Николаевна,  о чем ваша книга, в чем ее уникальность?

- Это итог почти девятилетнего исследования, в русле которого в 2014 году была защищена докторская диссертация. Она называлась почти так же, как книга: «Художественная картина мира в паломнической прозе 1800 ‑ 1860-х гг.: священное пространство, история, человек». Собственно, монография повторяет основное содержание диссертации. Паломническая проза XIX  века представлена творчеством людей из всех слоев русского общества: дворянства, крепостного крестьянства, монашества, старообрядчества, церковного сословия, столичных писателей и жителей провинции.

Уникальны личности авторов, о которых я пишу в своей работе: крепостной крестьянин  Кир Иванович  Бронников; провинциальный дворянин, офицер в отставке Иван Вешняков, аристократы, писатели пушкинского круга. Скажем,  дипломат Дмитрий Васильевич Дашков - создатель литературного общества «Арзамас», в которое входили  Жуковский, Батюшков, Плещеев, Пушкин и многие другие выдающиеся литераторы той эпохи.  Андрей Николаевич Муравьев  был духовным писателем-просветителем, автором многих сочинений по истории Русской Церкви. Оставили по себе память в русской культуре и Авраамий Сергеевич Норов - участник Бородинского сражения, ученый, в течение многих лет министр Просвещения, Петр Андреевич Вяземский, Николай Васильевич Гоголь, Степан Петрович Шевырев, писатели -священнослужители и монахи, например настоятель Николо-Берлюковской пустыни игумен Парфений (Агеев), митрополит Платон (Левшин), архиепископ Софония (Сокольский), архимандрит Антонин (Капустин), Святогорец (отец Селевкий).  И это лишь наиболее известные авторы паломнических записок.

Что их сближало - дворян, священников, крестьян, оставивших воспоминания о своих  паломничествах? Православие, духовное подвижничество, паломнический подвиг и желание отдать свой литературный дар на служение религиозно-духовным задачам.

К сожалению, даже православные, образованные люди, как правило, мало знают о духовной словесности XIX века.  Сегодня для нас русская литература той эпохи – это десяток имен классиков. Мы более или менее знаем о духовной составляющей их творчества, но где, в какой среде формировались их религиозные,  мировоззренческие взгляды? А ведь одну из первых рецензий на книгу А. Н. Муравьева «Путешествие ко Святым местам в 1830 году» подготовил Пушкин, эта тема его волновала. А Гоголь, в свою очередь, просил Степана Петровича Шевырева срочно прислать ему экземпляр книги «Поездка в Кирилло-Белозерский монастырь». Дмитрий Васильевич Дашков высоко оценивал рассказ о паломническом путешествии  Кира Ивановича Бронникова, а Достоевский зачитывался сочинениями монаха Парфения (Агеева). Когда сопоставляешь эти факты, то сама картина литературной жизни начинает видеться и восприниматься по-другому.

Еще одна сторона вопроса - глубокая осведомленность авторов-паломников в вопросах церковной жизни: историко-религиозных, богословских, литургических; знание текста Священного Писания. Хотя богословие или историю Церкви они специально не исследовали, но, однако же, какая глубина знаний! А ведь это часто были молодые люди: например, книгу «Путешествие ко Святым местам в 1830 году» Андрей Николаевич Муравьев написал, когда ему было 26 лет. Один из самых ярких авторов, Кир Иванович Бронников, – крепостной крестьянин! Нужно ли напоминать, какой у нас существует стереотип об уровне культурного развития крепостного крестьянства в России? Однако современный читатель будет поражен уровнем эрудиции автора. Ему, скорее  всего, придется обращаться к справочной литературе, чтобы понять все, о чем автор повествует.

- Почему Вас заинтересовала именно эта тема? Как долго Вы работали над книгой?

- Обращение к теме состоялось давно, примерно в 2005 году. Я изучала литературу путешествий на материале, посвященном Дальнему Востоку (тема моей кандидатской диссертации в двухтысячном году). В числе авторов XIX века были Николай Михайлович Пржевальский, Сергей Васильевич Максимов, Александр Васильевич Елисеев, Дмитрий Иванович Стахеев ‑ интереснейшие люди, подвижники, талантливые, яркие люди, настоящие патриоты. Так вот, один из авторов - Елисеев - был военным врачом. На Дальнем Востоке он оказался, сопровождая партию русских переселенцев; несколько раз побывал с паломниками в Палестине. У него вышла книга в 4-х томах «По белу свету» - там есть и о Палестине, есть также и отдельное сочинение «С русскими паломниками по Святой Земле». Она составлялась как отчет о путешествии для Русского географического общества (существовала у путешественников такая обязательная форма отчетов), а получилось интересное художественно-публицистическое повествование. Вот тогда-то я и прочла впервые очерки, посвященные Палестине. Что меня удивило? Елисеев, будучи врачом, был в Палестине с сугубо практическими задачами, но из его повествования видно, как он попадает под влияние священного пространства – как-то незримо меняется тип рассказа, иначе расставляются  акценты. Потом я замечала это у многих авторов. Если автор едет в Святую Землю как православный паломник, с  глубоким религиозным чувством, то его впечатления  понятны, но если это «светский» человек, со слабо сформированным, безотчетным религиозным чувством, – то паломничество его заметно меняет. Как писал Вяземский в своем дневнике, «...можно без умиления и особенного волнения въехать в Иерусалим, но нельзя без тоски, без святой и глубокой скорби проститься с ним».

Вот так в 2005 году я начала читать литературу, связанную с паломнической тематикой, и оказалась во власти этой темы теперь уже, наверное, навсегда. Научные интересы привели к духовной литературе.

- А почему  именно это время Вы выбрали для исследования?

- В советский период и, по инерции, в последующие годы паломнические повествования не исследовались, имена многих авторов выпали из культурного оборота. Изучались разве что древнерусские хождения, к которым генетически восходят паломнические путешествия XIX века. Пришло время изучить весь материал, но он обширен. Паломническая проза – это огромная тема с массой произведений; тут не на одну книгу и не на одну диссертацию материала хватит. Поэтому мне приходилось себя ограничивать. От древнерусских хождений паломническая проза той эпохи отличается, прежде всего, степенью воцерковленности авторов. В XIX веке в путь к святыням отправлялись люди, отошедшие от веры и напряженно ищущие возможности возвращения. Это касается и Гоголя, и Вяземского, и многих других. Паломничество для них – не просто путь, а путь обретения Веры, что очень близко нашему времени.

 

- Что нового Вы для себя открыли, исследуя данную  тему?

 

- Все было новым: и имена авторов, и сама тема, и жанр – паломническая литература. И, конечно, религиозное содержание произведений – здесь для меня было новым все: обряды, церковный календарь, связь Святой Земли и Священного Писания. В университете я читаю спецкурс «Паломническая проза». И знаете, для студентов знакомство с текстами паломников – это нередко вообще первое знакомство с духовно-религиозной литературой, первый разговор о вере. Конечно, я чувствую огромную ответственность за книгу, за сам подход к материалу и за педагогическую деятельность в этом направлении.

 

- Чьи труды легли в основу Вашего произведения?

- В последние лет двадцать отечественная гуманитарная наука обратилась к изучению духовно-религиозных основ отечественной культуры, складываются научные школы, издаются коллективные монографии и сборники, например: «Россия и славянский мир в творческом наследии Ф. И. Тютчева», «Современное прочтение русской классической литературы XIX века», «Духовно-нравственный и эстетический потенциал русской литературной классики» (Москва), «Христианство и русская литература», «Христианская культура. Пушкинская эпоха» (Санкт-Петербург), «Евангельский текст в русской литературе XVIII–XX веков: Цитата, реминисценция, сюжет, мотив, жанр» (Петрозаводск); «Духовные начала русского искусства и образования» (Великий Новгород), «Теория Традиции: христианство и русская словесность», «Духовная традиция в русской литературе», «Творчество Н. В. Гоголя в контексте православной традиции» (Ижевск), «Православие в контексте отечественной и мировой литературы» (Арзамас).

 

- По Вашему мнению, насколько интересна такого рода литература современному читателю?

- Говорят, что учитель приходит, когда готов ученик. Так и паломническая литература - она нужна тем, кто уже внутренне готов к чтению подобной прозы, ищет каких-то важных для себя ответов.

 

- Вы сами часто совершаете паломнические поездки? Если да, то Ваши любимые места?

- Да, жизнь моя складывалась так, что мне посчастливилось побывать в нескольких святых местах России и за рубежом. Первая встреча с ними произошла в Свято-Успенском Псково-Печерском монастыре  на Рождество 1985 года. Я тогда даже и не понимала духовной сути праздника  - Рождества Христова. Но храмы монастыря и Пскова, церковное пение, старцы на молитве, лица старых и молодых людей  – все это незабываемо, быть может, это и стало  началом моей дороги к Храму. В Псково-Печерскую обитель мне удается  возвращаться вновь и вновь. Совсем недавно, в конце ноября, там проходила II Международная научно-практическая конференция (Свято-Тихоновские чтения) «Тысячелетие просветителя Руси: проблемы просвещения в зеркале духовной школы». Участниками  конференции были представители 33 духовных школ Русской Православной Церкви (семинарии, академии) и 12 светских вузов. Были очень интересные доклады, общение, и, конечно, посещение святынь монастыря. Вот так научная деятельность вновь дала мне возможность поклониться святыне.

 

- Как Вы считаете, что дают паломнические поездки человеку?

 

- Дают по душевным и духовным запросам. Но с холодным сердцем никто, думаю, не остается.

 

- Если проанализировать, то чем паломники XIX века отличаются от нынешних?

 

- Наверное, есть отличия, есть и что-то, что объединяет людей сквозь время. Я у писателей-паломников находила много того, о чем думала, что переживала сама. Наверное, сегодня, по сравнению с XIX веком, больше людей, не имеющих твердых убеждений в вере, но ищущих.

 

- Где можно купить Вашу книгу?

 

- На сайте издательства «Флинта» есть информация о продаже, у них же имеется интернет-магазин. Книгу можно приобрести и в электронном виде.

 

Беседовала Юлия Алексеева



"Образ и подобие"