Ошибка выполнения запроса! - Duplicate entry '154880848' for key 'PRIMARY'
Хабаровск Православный | Гностические секты в изображении св. Иринея Лионского
Хабаровск православный Журнал Гностические секты в изображении св. Иринея Лионского

Гностические секты в изображении св. Иринея Лионского

Иерей Василий Писцов

19.11.2010

Святой Ириней, епископ Лионский, родился в Малой Азии, около 130 года по Рождестве Христовом. Из его наставников в христианской вере особенно известен Св. Поликарп, епископ Смирнский, ученик апостола Иоанна Богослова. Святой Ириней отличался редкой любознательностью и обогатил свой ум многими познаниями, которые впоследствии и принес в дар Церкви. С Востока Ириней был послан Св. Поликарпом в Галлию, вероятно для помощи Пофину, епископу Лионскому в проповеди веры. По смерти Пофина, скончавшегося мученически в 177 году, Ириней был поставлен на его место в епископа Лионского.

В сане епископа Св. Ириней действовал неутомимо, стараясь, с одной стороны, распространить веру между язычниками, с другой — к защитить ее от еретиков. Во время гонения Септимия Севера (ок. 202 г.) Лионская Церковь лишилась своего пастыря: Св. Ириней закончил свою славную жизнь славной смертью мученика.
Св. Ириней Лионский всегда пользовался общим уважением в Церкви Христовой. Блаженный Иероним свидетельствует, что на его творения указывали учителя Церкви в спорах с еретиками. Св. Василий Великий, в своей книге о Божестве Св. Духа, ссылался на Иринея, как на близкого к временам апостольским. Такое же уважение к Иринею и его творениям выражали Кирилл Иерусалимский, Ефрем Сирин, Епифаний, Феодорит Кирский.

Особую опасность для Церкви в тот период ее существования представляла деятельность большого количества разнообразных гностических сект. Эта опасность четко осознавалась всеми деятелями Древней Церкви: как учителя Церкви, так и просто церковная иерархия того времени вели активную борьбу с этой чуждой церковному сознанию религиозностью. «Гностицизм объединял людей особой религиозно-психологической настроенности. Это были люди, одержимые фанатическими идеями, утверждавшие, что они обладают неким высшим знанием. Свои знания гностики основывали на фактах и учении христианства, стараясь подкрепить их ссылками на Самого Христа, от Которого якобы тайное знание затем передавалось от человека к человеку».

Против этих лжеучений и были направлены творения Св. Иринея Лионского.
Св. Ириней Лионский, которому по праву принадлежит первое место среди антигностических писателей этого периода, назвал учение гностиков «лжеименным знанием» и весь свой авторитет учителя Церкви и свой незаурядный литературный талант посвятил борьбе с этими течениями. Особая заслуга Св. Иринея заключается в том, что он не только правильно понял новые задачи, вставшие перед Церковью, но и нашел верный путь их разрешения. В своей борьбе с «лжеименным знанием» он считал самым важным не «полемику с гностиками и опровержение их учений, но раскрытие в противовес им на основе Священного Писания и Апостольского Предания важнейших истин христианского вероучения. На этом пути сама собою выяснялась нелепость и антихристианская сущность гностических лжеучений. По словам А. Гарнака, путь, избранный Иринеем, был единственным путем, которым можно было спасти Церковь».

После всего вышесказанного ясно, по какой причине со стороны Святого Иринея Лионского столь значительное внимание уделяется описанию в своих трудах гностических сект и их вероучения. Это описание содержится в самом важном по содержанию творении Св. Иринея: «Обличение и опровержение лжеименного знания» или по более краткому обозначению: «Пять книг против ересей». Оно было вызвано современными нуждами Христианской Церкви и паствы, вверенной епископу Лионскому. Во время Иринея, последователи Валентина проникли даже в Галлию и привлекли к своему таинственному учению не мало легковерных людей. Это внушило Иринею мысль разоблачить темные лжеучения гностиков, показать ложность и вред их умозрений и предотвратить их гибельное влияние.

Сочинение против ересей разделяется на пять книг. Особенно важна первая книга этого труда, в которой Св. Ириней Лионский кратко изложил описание гностических систем. В этой книге Ириней представляет все виды лжеименного знания, начиная с системы Валентина, с последователями которой ему главным образом приходилось бороться. Подробно, на основании сочинений самих валентитан и собственных бесед с ними, он излагает учения их различных школ Секунда, Епифана, Птолемея и Марка. Для объяснения происхождения этих учений Ириней касается и прочих гностических и вообще еретических систем, возводя их к известному из апостольских времен Симону Волхву. В конце первой книги он противопоставляет нелепым и взаимно противоречащим мнениям еретиков единую во всем мире хранимую и от апостолов преданную веру Церкви.

Гнозис отличался от истинного христианства тем, что еретики хотели все в области веры постигнуть своим разумом, а ничего не предоставляли ведению божественному, они шли такой дорогой к богопознанию, на которой должна непременно погибнуть вера.
Космологическая система гностиков характеризуется резким дуализмом, противоположением между духом и материей. Однако пропасть между высшим божеством и грубой материей заполнена целым рядом низших демонов, низшие из которых настолько далеки от божественного совершенства, что могут входить в непосредственное соприкосновение с нечистой материей и, действуя на нее, придавать ей мировой образ.

По учению Валентина, с которым, главным образом, борется Св. Ириней, в невидимых и неминуемых высотах изначала существовал совершённый эон по имени Первоначало, Первоотец, Глубина. Он, необъятный и невидимый, вечный и безначальный, существовал бесчисленные века времен в величайшей тишине и спокойствии. Ему присуща Мысль, Благодать, Молчание. Он живет вдали от мира... И вот после векового покоя, Первоотец выходит из своей замкнутости, стремится произвести свой образ и кладет в свою мысль семя. Этим он реализует и себя, и свою мысль в происшедшем от него эоне. Это – ум. Затем уже происходят последовательно и другие эоны посредством процесса истечения и рождения. Характеризуя эту систему гностической мысли Св. Ириней пишет: «По своему величию Бог выше нашего понятия, и всякое стремление человеческого разума постигнуть Его – тщетно. Наши выражения о Боге не суть выражения Его существа, которое недоступно для тварей.... Если кто спросит нас, каким образом Сын произошел от Отца, то мы ответим, что этого происхождения, или рождения, или откровения, или кто бы, как ни назвал несказанное рождение Его, никто не знает, – ни Валентин, ни Маркион, ни Сатурнин, ни Василид, ни архангелы, ни власти; знает это один только родивший Отец и один рожденный Сын… Те, кои стараются объяснить рождение Сына от Отца, сами не знают, что делают. Напрасно они объясняют это рождение по-человечески, сравнивая его с обыкновенным словом, которое образуется от мысли. Чем же будет отличаться Слово Божие, или лучше – сам Бог от слова человеческого, если Оно в своем рождении будет уподобляться образованию и происхождению нашего слова?»
Далее, по учению гностиков, Божественные эоны постепенно доходят до соприкосновения с материей, механически смешиваются с нею, дают ее мертвой и аморфной сущности живые образы и таким образом производят чувственный мир. Изливающиеся в океан материи высшие семена Божественного Существа, сосредоточиваются в высшей форме чувственного мира, в человеке. Высшее эоническое начало, луч божественного света, которое привходит в свойство человека, образует в нем разумную душу, и, таким образом, предшествует в полноте божественной Плиромы. Св. Ириней так пишет об этом: «Вы говорите о Боге, как можно говорит о человеке. Вы приписываете Богу страсти, движения и чувства человеческие. Но если бы вы были учениками истины, то узнали бы, что не может быть никакого сравнения между Богом и человеком, и что мысли божественные далеко отстоят от мыслей наших. Верховное существо возвышено над страстями и движениями человека, просто и без частей, всегда подобно и равно самому себе, но есть все чувство, все мысль, все разум, все слух, все глаз, все свет, и единственный источник всякого добра. Вот каков должен быть язык благочестивых людей относительно Бога».
По единодушному учению представителей гностицизма, тело человека составляет для разумной души величайшее бедствие: тело подобно ржавчине на железе, оно омрачает чистоту души, препятствует ей познать свою истинную сущность и достигнуть спасения. Сам термин «спасение» понимается, именно, как возвращение рассеянного в мире Божества к своему Первоисточнику, «спасается» собственно не человек, но Божество. Душа человека, удерживаемая узами плоти, является рабой материальных форм и свойственных им чувственных потребностей.

Душа всегда чувствовала свой плен и свое рабство; но под влиянием власти Демиурга, или Бога иудеев, открывавшегося людям в Ветхом завете, не могла освободиться от чувственно-психического порабощения и достигнуть первобытного божественного света, от которого проистекает. Тогда само Высочайшее Божество, так как ничто, происшедшее от Него не должно погибнуть, а, напротив, рано или поздно должно возвратиться к своему божественному источнику, посылает для спасения божественного семени одного из Своих эонов. Этот эон в лице Иисуса Христа сообщил людям истинное познание (гнозис) и в нем открыл путь спасения и освобождения души от материи.

Однако не все люди одинаково оказались способными к такому познанию и к развитию семени духа, посеянного в мертвой материи, и распались на три класса, которые по-разному могут принимать гнозис.

Чувственный мир есть последний и потому самый слабый отблеск Божества. Он создан и управляется низшими эонами. Во главе этих эонов стоит Димиург, которого гностики представляют иногда подчиненным верховному эону, а иногда действующим наперекор ему.

В конце времен, по учению валентиниан, «таящийся в мире огонь воспламенится, возгорится, и, истребив всякое вещество, с ним вместе и сам истребится и обратится в ничто». По представлению же других гностиков, последним актом мировой жизни будет восстановление первобытного дуализма: духовный элемент сольется с своим источником, а материя обратится опять в хаотическое состояние, из которого была взята. Тогда упразднится все: и жизнь, и движение, и время.

Итак, вся схема последних событий у гностиков сводится к полному и окончательному уничтожению видимого мира, полному уничтожению телесной стороны человека, к окончательному прекращению его индивидуальной жизни, к погружению в первобытную неведомую глубину. Смысл всех этих событий у гностиков сводится к спасению Плиромы, к освобождению безначального Первоотца от всего материального, временного и случайного.

При такой системе, еретики не могли признать в Иисусе Христе ипостасного единения божественной и человеческой природы. Эти две природы казались им противоположными или же стоящими в таком отношении между собою, что одна должна была непременно поглотить другую. Соответственно, и в области христологии гностицизм пытался значительно извратить христианское вероучение.

В раннехристианский период для Отцов Церкви было особенно важно установить границу между гностицизмом и истинным христианским учением, ибо гностицизм, противопоставив себя христианству, представлял для него серьезную угрозу как изнутри, так и извне. Опасность эта была велика еще и потому, что в те времена молодая Церковь не располагала никакими внешними критериями самоопределения: еще не был установлен новозаветный канон, еще не пришла пора Вселенских Соборов, не существовало кафолического церковного авторитета – одним словом, внешне христианство не было готово бороться с еще одним новым противником. Результатом борьбы с гностицизмом было выделение его из Церкви и ясное обнаружение его псевдохристианского характера. Борьба против гносиса была прежде всего великим делом Церкви, в лице таких ее представителей, как Св. Ириней Лионский. Умствованиям и философским фантазиям гностиков он противопоставил здравый смысл и Священное Писание и Предание, как в отношении к их учению, так и в отношении к церковной организации.

Письменные труды Св. Иринея Лионского и его обширная антигностическая деятельность были первым шагом на пути создания преграды для распространения губительных для душ людей учений. Четко изложив известные ему положения, Св. Ириней Лионский показал всю несостоятельность и пагубность этих учений.

Для настоящего времени его труд также важен как в историческом смысле, как освещающий основные характеристики гностических сект столь удаленного от нас времен, так и как образец успешного целому ряду антицерковных сект. Ведь и до настоящего времени основные положения гностиков не раз повторяются в учении целого ряда религиозных организаций, противостоящий Православной Церкви.

Список литературы.

1. Библия. Священное Писание Ветхого и Нового Завета. М., 2000.
2. Дворецкая М. Я. Антропология. История и теория. СПб, 2004.
3. Св. Ириней Лионский. Творения. М., 1996.
4. Св. Ириней Лионский. Творения. Против ересей. Кн. 1-5. СПб., 1900.
5. Киановский В., свящ. Эсхатология Св. Иринея в связи с современными ему эсхатологическими воззрениями. // «Вера и разум», 1912, № 15.
6. Мейендорф И., прот. Введение в святоотеческое богословие. Вильнюс – Москва, 1992.
7. Поснов М. Э., проф. История Христианской Церкви (до разделения Церквей – 1054 г.). Брюссель, 1964.
8. Сагарда Н. И. Лекции по патрологии I-IV века. М., 2004.
9. Святый Ириней, епископ Лионский. // «Прибавления к творениям Святых отцев», 1843, ч. 1.
10. Скворцев К. Философское учение Иринея Лионского. // «Труды Киевской Духовной Академии», 1867, № 11.
11. Скурат К. Е., доц. Сотериология Святого Иринея Лионского. // «Богословские труды», М., 1971, № 6.

«Православие на Дальнем Востоке»


Церковь, История