Ошибка выполнения запроса! - Duplicate entry '154880848' for key 'PRIMARY'
Хабаровск Православный | Жить сначала, или зачем нужен удар бетономешалкой
Хабаровск православный Журнал Жить сначала, или зачем нужен удар бетономешалкой

Жить сначала, или зачем нужен удар бетономешалкой

Юлия Шутова. Информационный отдел Хабаровской епархии

31.05.2013

Начать жизнь сначала. Человеку не часто выпадают шансы сделать это, а если случается, то нередко нет никаких сил что-то резко изменить, самостоятельно выправиться, увидеть смысл, найти стимул жить по-новому.

Будний майский день. Медлю войти в нижний храм Градо-Хабаровского собора Успения Божией Матери, мысленно перебираю какие-то вопросы, которые часто задаешь собеседникам в интервью, понимая, что вовсе не хочется их задавать – не тот случай. Накидывая на голову шарф, проскальзываю за дверь, за которой совершается одно из самых важных в жизни каждого верующего Таинств Православной Церкви    — Таинство Крещения. Среди десятка людей, стоящих в храме, взгляд останавливается на двух мальчуганах, сосредоточенно и серьезно держащих свечки и осеняющих себя крестным знамением так, что я понимаю: делают это они это абсолютно осмысленно. Недалеко от них стоит невысокая худощавая женщина, которая заметно волнуется, то и дело подходит к детям то поправить кофточку, то помочь закатать штанины, то просто – подержать за руку.

После крещения, когда сыновья в уютной трапезной праздновали с батюшкой и остальными участниками за чашкой чая с тортом такое важное событие, мы с Мариной (так зовут нашу героиню) устроились на лавочке. История ее жизни непростая, все в ней переплелось, все перемешалось.

Мама кассир-бухгалтер, папа – водитель. Замуж вышла в 20 лет, работала на ТЭЦ, муж настоял на увольнении. Беременность первой дочкой не принесла семейного счастья: жили плохо — в ход шли ножи-топоры, о чем свидетельствуют многочисленные шрамы, в том числе на лице моей собеседницы. Аргумент «терпела ради ребенка» позволил прожить 12 лет, завершив все трагедией. Уход с ребенком к матери только разозлил мужа, который нашел законную жену, дав волю рукам. За Марину заступился сосед, живший в доме матери, по сути, посторонний им человек. Благородный порыв закончился трагедией: Марина осталась вдовой, а молодому человеку дали срок.

Эта трагедия не могла не сказаться на дальнейшей жизни Марины: алкоголь, ограничение в правах на ребенка … убийство… Пытаясь построить отношения, натолкнулась на очередное насилие со стороны мужчины.

«К тому времени, у меня уже был малолетний сын, которому тоже доставалось… В какой-то момент во мне что-то надломилось. Двенадцать лет издевательств сыграли роковую роль. Дали мне 7 лет общего режима, из которых я отбыла 5 лет и ушла по УДО: в зоне работала на фабрике, имела хорошие характеристики. Сын на тот момент проживал в детском доме, дочь – со свекровью. Вернулась в квартиру матери, которая на тот момент сильно болела, устроилась на работу, делала ремонт – все для того, чтобы забрать ребенка из детдома».

Вроде бы, можно начать жить сначала, родился третий ребенок — Вова, Диму забрала из детского дома, но, когда нет в жизни четких нравственных ориентиров, их место занимают сомнительные вещи. В жизни Марины, как это часто бывает, это место занял алкоголь: и как способ забыть о проблемах, а, заодно, и ослабить голос совести, который упорно говорил ей, что такая жизнь – неправильная. Очередное застолье закончилось плачевно – отец маленького Вовы отправился в тюрьму за драку, а Марина отправилась на судебное слушание о возможном лишении ее родительских прав. Тогда, поняв, что ей реально грозит очередное разлучение с детьми, Марина пришла в ужас, но и понимала, что не справится со всем самостоятельно. Выйдя из здания суда и переходя дорогу со вторым сыном, Марина не заметила приближающейся к ним бетономешалки… Удар, переломы ног и черепа… Сын отделался небольшими ушибами. Больница и странное предчувствие, которое заставило женщину с переломами прибежать домой, где оставалась ее больная мать с младшим сыном… Именно эта ночь стала последней для Марининой мамы…

«Иногда, чтобы что-то осознать, нужен удар бетономешалкой, — говорит Марина, и у меня нет причин сомневаться в искренности ее слов. -  Когда поняла, что все уже настолько катится вниз и с такой скоростью,  я пришла, даже прибежала в храм… Встретили меня там как родную. Я ведь и раньше заходила в Христорождественский собор, живем мы неподалеку, и женщина в иконной лавке меня узнала, выслушала и посоветовала обратиться к священнику, что я и сделала. Поразило то, что меня не осудили, а приняли такой, какая я есть. Батюшка посоветовал обратиться к В.И. Дегтяревой, сказал, что в нашей епархии она руководит отделом, помогающим семьям, матерям… Связалась, поговорили. Вера Ивановна сказала, что нужно сделать, чтобы бороться за право оставить детей у себя, и мы начали действовать. Помощь, которую оказала мне Православная Церковь сложно переоценить: сейчас дети со мной, я работаю, не пью, стараюсь ходить в храм, крестила детей…».

Во время разговора к нам подбегали два сына Марины: совершенно очаровательные мальчуганы. Серьезный Димка, словно понимая степень ответственности за брата, говорил маме: «Он толком не поел! Покормить его надо…». Глядя на это неподдельное семейное общение понимаешь одно – с Богом все возможно.


Человек, Вера